Как в Киеве появилась Владимирская улица

a0f51319b5ca4c0d57e8df33edc87474


Улицa Влaдимирскaя – слoвнo oжeрeльe. Пoлoвинa примeчaтeльнeйшиx мeст Киeвa нaнизaны нa ee связь. Сoбoр Сoфии Киeвскoй, Зoлoтыe вoрoтa, Oпeрный тeaтр, Унивeрситeт – всe oни «прoписaны» нa Влaдимирскoй. Дoрoгa-сoкрoвищницa имeeт дoстoйную oxрaну: вoплoщeнныe в брoнзe гeтмaн Xмeльницкий и прoфeссoр Грушeвский, пoэт Шeвчeнкo и кoмпoзитoр Лысeнкo. 

С этoй улицы нaчинaлся дрeвний Киeв: eдвa ли нe пoлoвинa сoбытий, oписaнныx в дрeвнeрусскиx лeтoписяx, прoисxoдили здeсь. Oднaкo, тoгдa Влaдимирскaя eщe нe былa прямым прoспeктoм. В дрeвнoсти, прoeзд oт киeвскиx Зoлoтыx Вoрoт дo Дeсятиннoй цeркви прeдстaвлял, скoрee, согнутый ряд площадей разного размера и очертаний. По мнению краям стояли боярские терема.

По времени разгрома Киева монголо-татарами, зона Владимирской улицы пришел в депрессия. А после опустошения от крымского привет родителям Менгли-Гирея в 1482 году, сие место было вовсе оставлено жителями. Весь жизнь тогдашнего Киева сосредоточилась для Подоле. А Софийский собор стоял без участия куполов, заливаемый дождями, засыпаемый снегами. Держи сводах его росли огромные деревья, в кругу колонн и вокруг оставленного храма селились дикие звери.

В этой местности возникли глубокие овраги и наносные холмы надо руинами. Вплоть до середины ХІХ века, через собора Софии Киевской воспрещено было увидеть Михайловский Златоверхий сан-карло: между ними простирались буераки, разделенные лесными дебрями получай холмах.

Восстановление собора Софии Киевской началось как в 1630-х годах стараниями митрополита Киевского святителя Петра Могилы. Спустя некоторое время, вокруг собора возник органический монастырь, в который переехала и Киевская Митрополия.

В 1834 году дзимму Николай I, чьим любимым городом был Герр, издал положение о благоустройстве Киева. Одно шанс царь, даже, помышлял о переносе столицы в Горы – впрочем, дальше туманных прожектов функция не пошло. Тем неважный (=маловажный) менее, в Верхнем Городе появились отряды строителей и начали бессердечно ломать старые парканы, перекрывать кислород стрелецкие валы, намечать линию нового проспекта – улицы Изрядный Владимирской.

А уже в 1837 году бери пустынном поле, простиравшемся следовать Золотыми воротами, было заложено грандиозное шк Киевского Университета имени св. Владимира. В наше час(ы), когда в Киеве тридцать университетов, жизнь не мила представить, какую роль в развитии города сыграло вскрывание Университета св. Владимира. А позже к обучению высшим наукам относились с благоговением. Профессора были приглашены изо Москвы, Петербурга, из-после границы. Cтуденты, независимо через происхождения, воспринимались, как особое сверхвысокое разряд.

Само университетское здание – нетленка архитектора Беретти – спустя некоторое грядущее, выкрасили в необычный красный избранные с черными карнизами и фонарями. Такие цвета носила наградная штихмас ордена св. Владимира. Святая правда, народный фольклор нередко связывает гранатовый «революционный» цвет Университета со студенческими бунтами, при всем при том, это не более, нежели легенда.

Здание Университета долгонько стояло одиноко посреди незастроенных полян и напоминало обольстительный загородный дворец – «резиденцию ее величества Науки». Ежели начало Владимирской улицы находится подина сенью храма Премудрости Божией (Софии), ведь конец улицы пребывает подо покровительством премудрости человеческой: затем Университета здесь работает президиум Академии Наук Украины.

В 1840-х годах в Университете служил штатным художником археологических исследований Тревожить Шевченко. Теперь, вуз носит его эпитет, а напротив возвышается памятник Кобзарю (после революции на этом а постаменте стоял император Коляша І). Что интересно, когда Актау рисовал Золотые Ворота, сидя нате остатках древних валов, спирт увидел перед собой безлюдную региональность. Улица уже существовала, хотя по краям ее получай пустырях киевляне выпасали свинтус и телят, устраивали пикники, а детьми игрались.

Только в 1870-х годах Владимирская корсо была, наконец, застроена каменными зданиями, часть из которых дошли и вплоть до наших дней.

В 1888 году держи Софийской площади был открыт Водан из первых в Киеве памятников – Богдану Хмельницкому. Действительно, до установки фигура гетмана цифра лет пробыла… «под арестом». Столько времени загоревший Богдан простоял во дворе здания Жандармского управления (шелковица и поныне милицейское управление Киева) получи той же площади. Поговаривали, а жандармы сильно смущены идеей — водрузить свободолюбивого казака посреди «третьей столицы империи».

Истинная повод была гораздо прозаичнее. Статую гетмана создали по мнению частным инициативам и пожертвованиям, так у нее не было постамента, а государственные чиновники неважный (=маловажный) спешили выделять дорогой строевой камень. Ничтожная волокита затянулась возьми целые годы…

Впрочем, иначе) будет то жандармы опасались собраний патриотов, в таком случае их опасения имели реальную подоплеку. Бродвей Владимирская сыграла важную сверток для популяризации украинской культуры. На этом месте собирались посетители Киевского Украинского клуба (впо Клуба «Родина»), открывшегося в 1905 году в доме у Золотых ворот. Колюха Лысенко, Сергей Ефремов, Олена Пчилка, Олександр Олесь и многие отдельные люди выдающиеся деятели нашей культуры организовали и провели в этом клубе тысячи культурологических мероприятий. Как видно, неспроста на этой но улице (в нынешнем Доме учителя) вдогонку действовало и революционное украинское аппарат Центральная Рада.

В еще одном доме, в противоречие Золотых Ворот, родился и провел с (малых лет и юность родоначальник русской авторской песни Шуруня Вертинский. В годы революции некто перебрался в Париж, но позже II Мировой войны Вертинский побывал возьми гастролях в Киеве, зашел в туземный дом…

На углу Владимирской и Крупный Житомирской во второй половине ХIХ века жил мастак искусств Адриан Прахов. Вследствие ему, Киев превратился в здоровенный художественный центр. Прахов пригласил в Самоатас Михаила Нестерова, Виктора Васнецова, Михаила Врубеля – и они в свое «киевское десятилетие» в свою очередь проживали в разных домах держи Владимирской.

А для Врубеля киевский страница стал судьбоносным. Напряженная страсть художника в жену Прахова Эмилию вдохновила его в создание ряда шедевров в начале творческого пути. Так печальным ее итогом стал эстетический «демонизм» и сумасшедший дом.

В самом высоком возьми улице Владимирской здании гостиницы «Санкт-Петербург» (отчего меж Золотыми Воротами и Софийским собором) в 1916…18 годах жил Слава Гашек. Именно в Киеве пражский целитель написал первый раздел «Похождений бравого солдата Швейка», прославивших его возьми весь мир.

На крыше гостиницы в 1941 году работал командирский пункт генерала Андрея Власова (симпатия возглавлял одну из армий, оборонявших Матерь городов русских). Впоследствии Власов печально прославился (то) есть создатель и командир «Русской освободительной армии», которая сражалась возьми стороне фашистов. Но Днепровский Город он защищал еще уважаемый и доблестно, контролируя оборону с своего высотного штаба вплоть до самого дня отступления.

И уже бесчисленные россыпи драгоценностей – интереснейших и важнейших событий киевской истории – хранит тысячелетняя мнема дороги-сокровищницы, лучшего украсы Киева, улицы Владимирской.

Лега Кочевых 2005. №5 (16).За материалам очерков А. Макарова и Л. Рахлиной.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.